PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZkb21hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

«Когда мы дома»: пары искали два года

Коли ми вдома

Украинский сетчком «Когда мы дома» вызывает у итателей «Телескопа» не только приступы смеха, но и желание забросать редакцию вопрсами на тему: «как это снято?»

Письма «телескоповцев» мы адресовали Максиму Литвинову – режиссеру-постановщику и директору компании StarLight Films, которая снимает скетчком по заказу СТБ. Просим прощения у читателей – ради экономии места признания в любви отдельным актерам переданы режиссеру, а вопросы сокращены.

Почему вы взяли в скетчком неизвестных актеров, а не раскрученнных звезд?
Ирина, г. Харьков

— Если бы мы взяли, условно говоря, Максима Аверина, то это был бы «Глухарь», который снимается в новом сериале. А нам нужно было, чтобы наших героев знали именно как Андрея и Марину или Олега и Настю. Возрастную пару, кстати, играют известные актеры – Татьяна Шелига («Леди Бомж», «Атлантида», «Доярка из Хацапетовки») и Станислав Боклан («Поводырь», «Матч», «Ефросинья», «Дело было на Кубани», «Пока станица спит»). Просто Станислав исполняет у нас не драматическую роль, как обычно, а комедийную. К тому же мы «состарили» его на 20 лет. Работы для гримера на несколько часов! Получается, мы «спрятали» актера, чтобы использовать его талант, а не лицо.

Как вы подбирали актеров? Сколько длился кастинг?
Маша, Киевская обл.

-Кастинги длились почти 2 года. И, как мне кажется, мы выбрали лучших из лучших. У некоторых актеров было по 5-7 партнеров или патнерш – мы искали оптимальные тандемы. Первым утвердили Алексея Тритенко (милиционер Андрей. – Ред.). Ему пришлось, условно говоря, переиграть с 55 партнершами, прежде чем мы остановились на Екатерине Колесник.

Кто пишет сценарий? И как актеры учат текст – заранее или прямо перед съемками?
Валентина Николаевна, г. Сумы

— Авторов довольно много. А всех курирует креативный продюсер Дмитрий Танквич (ведущий «Куба» и шоу «Танцюють всі!». – Ред.). Актеры старой школы обычно просят текст заранее. Им нужно несколько дней, чтобы подготовиться. И мне кажется, это правильно. А вот Алена Алымова, которая играет Катю в молодой семье, приходит на площадку и читает сценарий прямо там. Думал: «Забудет слова – и тогда мы поговорим, почему не ознакомилась с текстом заранее…» Но она не забывает: прочитала – запомнила. (Смеется.) И так каждый раз! Хотел бы наехать, но зачем? Если человек может с такой скоростью запоминать текст, зачем он ему заранее? Каждый актер работает по-своему и знает свои возможности.

Актеры играют только по сценарию или импровизируют?
Игорь К., г. Полтава

— Я прошу актеров импровизировать, и создаю им для этого все условия. Комедия, в отличии от драмы, не может быть полной сценарной диктатурой. Если актер не привносит что-то свое в постановку, то комедия мертва. Шутка, сыгранная сто дублей, не может быть смешной. И тут спасает импровизация.

Где вы все это снимаете?
Олежка, г. Харьков

— Мы арендуем два дома в черте Киева, в одном снимаются три семьи, во втором – две. Пришлось их немножко перестроить и наполнить нужными нам «внутрянками». Бывает, что во время съемок отключают свет. И тогда срабатывает сигнализация. Пару раз приезжала охрана с оружием и серьезными лицами, а мы тут комедию снимаем. Было забавно!

Как один режиссер справляется с таким количеством людей?
Маша, Сумская обл.

— Почему же один? У нас две съемочные группы, одну возглавляю я, вторую – режиссер Антон Щербаков. Я снимаю в одном доме, Антон в это время в другом. Потом мы меняемся. Во всем мире над проектом работают несколько режиссеров, так как один очень быстро выдыхается и начинается рутина, а не творчество, чего нельзя допускать. Примеры лучших сериалов – это 2-4 режиссера.

Есть какие-то особые требования к костюмам героев?
Оля, г. Киев.

— У нас все просто: одежда должна отражать характер и образ жизни героев. К примеру, Таьяна Зиновенко (играет свекровь. – Ред.) сама многое предлагала для героини. Поначалу я боялся, что наше с ней видение образа может не совпасть. Но теперь говорю «спасибо» за яркие хусточки, которыми она перевязывается. Сложности возникли только с Алексеем Тритенко: у него рост под 2 метра и было тяжело для него найти милицейскую форму.

«Пока мы дома» — это калька с заграничного проекта или что-то свое?
А. Березовец, г. Запорожье

— Это оригинальный украинский формат, разработанный СТБ. Похожие проекты есть во Франции и Англии. Но в отличие от адаптированных сериалов «Воронины», «Счастливы вместе» или «Моя прекрасная няня», мы все придумывали и писали сами.

Источник: Телескоп