Екатерина Кистень: «Я могу сыграть 25 человек за минуту»

Коли ми вдома

Этой осенью комедийный скетчком канала СТБ «Коли ми вдома» превратится в полноценный сериал, а одна из его главных героинь – семейный психолог Настя, которую играет Екатерина Кистень, – продолжит решать чужие личные проблемы, будучи не в силах разобраться с собственными. У актрисы же,  тем не менее, хватает сил и энергии не только на решение собственных проблем, но и на маленькие чудеса для близких. Вот только времени не всегда хватает. Мы с Екатериной поговорили о самом насущном: источниках энергии, ежедневных ритуалах, отношениях со временем, рукотворных чудесах и немного о любви конфетно-букетного периода.

В скетчкоме «Коли ми вдома» вы играете семейного психолога. Какие у вас в жизни отношения с практической психологией? Могли бы вы быть психологом в реальной жизни?

У психолога я была всего один раз – когда мои нервы стали меня немножко пугать, что называется, профессиональная травма. Для меня это был интересный опыт: я сама психологу все рассказала и ушла с мыслью «А зачем я, собственно, приходила?» По-моему, я больше произвела впечатление на психолога, чем он на меня. Я, как актриса, сидела и за ним наблюдала: почему у него бровь дергается, что у него за странная асимметрия лица… Хотя я очень интересуюсь этой сферой, и мне кажется, что если бы не занялась актерством, непременно бы в эту область направила свои силы. Моя профессия во многом связана с психологией – работая над ролями, мы же внутренним миром человека занимаемся. Еще я очень расположена к миру, у меня большой врожденный запас энергии. Мои близкие мной лечатся от депрессии, плохого настроения. В этом смысле я практически психолог.

А со своим плохим настроением как справляетесь?

Нужно выплескивать плохую энергию, кричать, быстро бегать… Это если плохое настроение не поддается никаким уговорам, а сидит внутри, как туча. У меня была такая история на съемках. После тяжелого дня, когда съемочная группа ехала домой из загородного павильона через поле, зимой, я в какой-то момент сказала: «Остановите машину», – водитель не понял, зачем, но, видимо, по моему выражению лица решил, что надо это сделать, – и я открыла дверь и пошла сквозь поле в снег и в ночь. За мной побежали, остановили машины, направили на меня лучи фар… Не хватало только вертолета с оператором. Я даже саундтрек в голове слышала на фоне метели. Потом меня чуть ли не повязали и уволокли. Все были в шоке, никто ничего не понял. Но это очень крайние моменты, когда уже так накопится…

В других случаях много элементарных вещей может привести в нормальное состояние. Это может быть хорошая песня, человек, обнявший меня или сказавший в метро, как он любит сериал, в котором я снимаюсь. Мне иногда кажется, что ангелы посылают таких людей специально, чтобы исправлять нам настроение.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Ирина Андреева: «Я отказывалась от роли Оксаны»

Но бывают и такие моменты, когда я просто прячусь, зарываюсь в нору. Я понимаю, что ничего не могу миру предложить, а выплескивать на него свое дурное состояние не хочется. Тогда тяжело, если меня кто-то узнает. Мне нужен период, чтобы просто побыть в этом состоянии. Раньше я пыталась сделать себе хорошо, но потом поняла, что это неправильно. Надо в этом «плохо» покиснуть, дать ему раствориться и уйти. Оно на самом деле не так уж долго длится. Как-то соскучиваешься в этой тоске, что ли.

А что мотивирует вернуться обратно в мир?

Я просто очень люблю жизнь. Мне нескучно жить, это меня и мотивирует. Люблю какие-то режимные вещи: спорт, например. Йога, пилатес, стретчинг, танцы – это мое. Очень люблю плавать, много гуляю, хожу пешком. Люблю путешествовать. И очень люблю Киев. Это место моей силы именно потому, что я здесь выросла. Это европейский город, в нем вроде и движение какое-то происходит, но он при этом комфортный, тут можно и на лавочке посидеть, и по парку погулять. Киев – это золотая середина между мегаполисом и провинцией.

Какие у вас самые сильные впечатления от путешествий?

Я была в Австралии, это одно из самых сильных впечатлений. Я туда летела больше суток, прилетела – как вареная сосиска. А мои тамошние родственники меня потащили гулять на океан: «Пойми, если ты сейчас ляжешь спать, то потом все время будешь днем спать, а ночью мы тебя не уложим». Видела этих кенгуру фантастических – слушайте, они такие утонченные! Мы их всегда представляем с сумкой и прыжками – а вот когда оно такое лежит на боку, а со спины такая линия плеча и бедра! Живописнейшее создание.

Очень мне понравился Амстердам. Он такой махонький, все эти кривые домики перекошенные, эти лавочки… Америка понравилась. Эдинбург был фантастический. Мне недавно подарили карту, на которой надо стирать места, где ты побывал, и оказывается, мой «послужной список» – это пара горошин на карте. Так что у меня еще все впереди.

Есть у вас какие-то личные ритуалы? Утренние, для настройки на работу?

В последнее время я по утрам делаю легкую йоговскую гимнастику – упражнения для растяжения позвоночника. Если потратить две минуты на то, чтобы потянуться, приходит такая волна эндорфинов! Еще у меня есть своеобразная утренняя молитва – не религиозная, просто моя. Иногда бывают ситуации, когда я не успеваю ее прочесть – и у меня очень странные ощущения. Как будто выскочила из дому, не почистив зубы. Какой-то запчасти в этом дне, самой главной, уже не хватает.

А самое главное перед началом работы – пауза. Тишина. Потому что, когда ты влетаешь на сцену или в кадр, а за тобой что-то тянется – все начинается с какого-то перепуга, будто тебе подножку подставили и ты начинаешь, споткнувшись.

.

Как человек, чувствительный к миру, вы, наверное, часто сталкиваетесь с его волшебной стороной. Умеете ли вы творить то, что называют чудесами?

Я очень люблю волшебство. Для меня это умение слушать пространство. Если ты его слышишь и используешь, желательно во благо, то все совпадает. Буквально недавно мне написала барышня, которая когда-то ехала со мной в поезде в Одессу, – я, честно говоря, уже даже и не помню этого, – ей нужна была определенного рода работа. Я понимаю, что не имею никакого отношения к той области, о которой она спрашивает, и никто из знакомых в голову не приходит. И тут же возникает ситуация, связанная с совершенно другим человеком, который ищет себе сотрудника вроде бы не из этой сферы, но с ее знанием. Я тут же понимаю, что эти два запроса нужно соединить. А потом мне эта девушка пишет, что идет домой вечером после своего первого рабочего дня и улыбается.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Алексей Тритенко: «Сложнее всего играть постельные сцены»

А для себя вы что-то такое сочиняли?

Конечно, я вообще всю жизнь себе сочиняю. Я и актрисой стала случайно. У меня всегда было ощущение, что я умею все – в смысле, могу все пробовать, и у меня все получится. Я и в школе по всем предметам успевала, и на танцах мне прочили карьеру, и в музыкальной школе учитель говорил про меня: «Давайте же ее развивайте дальше!» Мне на йоге сейчас говорят: «Вы, наверное, очень давно занимаетесь?» – и очень удивляются, когда я отвечаю, что всего полгода. Я такой человек-пластилин. В тот момент, когда надо было принимать решение о будущей профессии, у меня был абсолютный разлад: могу абсолютно разное, что же выбрать? И я пошла за компанию с хорошей подругой поступать в театральный – вот, думаю, человек целеустремленный, знает, чего хочет, пойду и я попробую. Причем я сразу не поступила, но сработал характер: как это так, у меня что-то не получилось? А потом я уже полюбила свое занятие и сейчас получаю от него большое удовольствие. Но изначально этого ничто не предвещало. Я очень боялась публики.

И как вы справились с этим страхом?

Только постоянно выходя на сцену, раз за разом. Первые разы были просто ужасны – я сейчас не могу смотреть свои старые записи. Один сплошной зажим. Я жутко самокритична, мне казалось – я вышла на сцену, и уже всем плохо, а если я еще рот открою, вообще мало не покажется. Выхожу – и сама себе мешаю, сама себе не верю, себя не люблю. Но меня и сейчас если под зад пихнуть на сцену и велеть что-то говорить – у меня будет такое же состояние. Потому что мне надо понимать, с чего я туда вышла, о чем я хочу сказать. Есть мастера разговорного жанра, но это не я.

Я в жизни не играю, просто очень эмоционально живу. Для меня жизнь – это приключение, большая хорошая авантюра. Вот буквально недавно я думала, чего я еще хочу, и решила, что было бы интересно поработать с иностранцами. И вдруг звонок: режиссер из Германии. Пригласили в полнометражный проект. Пока был только один съемочный день, так что не буду об этом рассказывать…

Если бы вам понадобилось за одну минуту впечатлить человека, как бы вы это сделали?

Сыграла бы абсолютно разных персонажей. Двадцать пять человек за минуту. Эти переключения – это то, что я могу, это моя фишка. Но для этого надо себя почувствовать как бы немножко пьяной, когда ты все отпускаешь и находишься в таком эфемерном, странном состоянии.

А если бы нужно было впечатлить мужчину, который вам нравится?

Я впечатляю мужчину, который сейчас мне нравится, совершенно не женскими вещами. Я не кокетка, не обаяшка, не жеманная. Для меня это неорганично, как будто я играю, а я не люблю с близкими людьми играть. При этом он меня называет «Человек с большой буквы». Я его впечатляю своим отношением к жизни и поступками, делаю хорошие дела – во всяком случае, работаю над собой, чтобы всегда в эту сторону поворачивать. Когда люди с таким сталкиваются, они как будто возвращаются к истокам. Мы же все приходим в мир с благими намерениями, а дальше уже кого куда заносит. Когда люди что-то такое видят или слышат, они вдруг вспоминают, что мы все хорошие, и тоже начинают что-то хорошее делать. Это действительно впечатляет. А не то, за что меня мама не одобряет – она считает, что даже мусор нельзя выносить ненакрашенной: «Там же люди ходят, тебя же узнают, что же ты делаешь!» А я и так с утра до ночи в косметике, иногда хочется от нее отдохнуть.

Какой у вас, кстати, этап отношений с любимым мужчиной?

Назвала бы этот период конфетно-букетным, но у нас он какой-то театральный. Я его перетаскала на все, что можно – и с моим участием, и без – по всему Киеву.

Он не имеет отношения к вашей сфере?

Он занимается рекламой и дизайном, хотя при этом ходит на актерские курсы при аматорском театре. Встреча у нас была абсолютно случайная. Познакомились мы в театре, где же еще? Мы по понедельникам устраиваем такой своеобразный кинозал, где показывают интересные европейские спектакли в записи. И вот в начале этого года я возвращаюсь из Будапешта, вся в эйфории, полностью перезагрузилась, куча впечатлений. Я в такие моменты очень хорошая Катя, без всяких своих тараканов. Мы сидим в зале, смотрим спектакль «Золушка». Я смотрю на затылок человека и чувствую, как меня этот человек притягивает. И он как-то затылком на меня обращает внимание. И вдруг после спектакля он подходит и приглашает меня на кофе. И я соглашаюсь.

За всю недолгую историю наших отношений ни разу не было ощущения, что перед этим человеком я должна что-то из себя изображать. Он меня чувствует и принимает такой, какая я есть. И во всех своих проявлениях рядом с ним я себе нравлюсь. Раньше, если приходили на спектакль люди, которые мне небезразличны, меня это очень волновало, я даже слова могла забыть. А когда он начал приходить – все спектакли были удачными, с самого начала. Еще мы друг другу всегда говорим какие-то хорошие вещи, хвалим, потому что есть за что и хочется. Немного страшновато еще, все еще неопределенно. Но я уже переживаю, что мы мало времени уделяем друг другу, хочется как-то ужать мою творческую биографию.

Какие у вас отношения со всеми этими вещами, которые считаются женскими – гардероб, косметика, шопинг, домашние дела?

Относительные у меня с ними отношения. Я не фанатка шопинга, я от него устаю. Очень тщательно ко всему отношусь – рассмотрю вещь со всех сторон, тут же в интернет залезу про фирму почитать… Я так и ремонт делала – взяла рабочих, у которых золотые руки и прекрасные головы, и которые меня терпели с моими желаниями. И сейчас любуюсь квартирой: она у меня вся цветная, яркая, красочная, это вам не беж или серый. У меня люстры из цветного стекла, сине-зеленая кухня, желтая техника… Это же женская черта – понимать и делать такие вещи. Но бантики я туда не вешаю – в этом смысле я не женщина. Не Мэрилин Монро. Хотя если я бываю такой «плюшевой женщиной» в ролях, себе даже нравлюсь. Есть в этом какая-то нега, сладость, прелесть. Но я очень много работаю и в связи с этим себе много в чем отказываю, «держу в струне». Эта струна не дает мне растечься по бантикам и рюшечкам.

У вас в репертуаре много комедийных ролей. Легко ли женщине быть смешной?

Интересный вопрос. По внутреннему ощущению, я человек не то чтобы не смешной – я вдумчивая, серьезная. Часто считается, что смешная – значит некрасивая. Но меня это не напрягает, потому что я делаю не только это. Если бы я все время была смешная, я бы уже задумалась, что во мне, наверное, мало женственного. Вообще мне кажется, что мужчины больше шутят словами, смешная женщина же бывает такой в проявлениях, реакциях – она непосредственная, забавная. Женщины, говорящие смешное, – это, по-моему, большая редкость. Даже в «Камеди Клаб» не факт: что то, что они говорят, им не пишут мужчины.

Вы сказали, что у вас есть врожденный огромный запас энергии. Откуда он у вас – из семьи?

У меня и папа, и мама с прекрасным чувством юмора. Мама у меня всем клички дает, у нас все вокруг были персонажами. Но это не имеет отношения к энергии – это запас, который дается природой, как мне кажется. Она у меня такая с детства, и я не всегда умею с ней совладать. Я хорошо помню, что если не хотела идти на музыку, то это «не хочу» могло дойти до того, что температура поднималась до 39 градусов. И наоборот – если на меня кто-то чихнет, и я подхвачу бациллу, то могу просто себе сказать, что у меня нет времени болеть, и болезнь плавно уходит без всяких антибиотиков. Это же все энергия, она может как лечить, так и разрушать. Меня техника не любит – не срабатывает, капризничает. Захожу на звукозаписывающую студию – вырубается свет, аппаратура виснет, все глючит. Если я не могу с этой энергией справиться, то меня нагоняют очень тяжелые состояния, и приходится близким приводить меня в чувство. Зато как это помогает на сцене! У меня же почти нет спокойных ролей, я вечно как локомотив.

А какие у вас отношения со временем, тайм-менеджментом владеете?

Я даже не знала, что такое тайм-менеджмент, вот вы мне сказали об этом – надо будет в интернете поискать. Мне это явно очень нужно. Я в последнее время стала мало спать, а это отражается и на внешности, и на здоровье. Мне кажется, что когда человек высыпается, то есть «высыпает» то время, которое нужно для отдыха, он начинает видеть сны. Так вот, я до снов не досыпаю, у меня там черная дыра. И как только начался день – я уже не могу воспользоваться никакой возможностью отдохнуть. Я сначала напихиваю себе кучу всего в один день, потом физически не успеваю, опаздываю, переживаю… Не дружу я со временем. Обманывает оно меня и хитрит. Вот я всегда вечером прихожу домой после спектакля, пью кефир и ем яблоки. И у меня процесс «выпить кефир, съесть два яблока, смыть косметику» занимает часа полтора. Не понимаю, как это возможно. А бывает, что за полтора часа столько всего успеваю… В общем, надо залезть в интернет.

Если бы вам не нужно было зарабатывать на жизнь, чем бы вы занимались?

Я и так не могу сказать, что все время зарабатываю на жизнь. Для меня все, что связано с деньгами, – из области чуда. Я всегда делала то, что мне интересно, и за это получала деньги. И каждый раз удивлялась, что мне еще и за это платят, а не я доплачиваю. А чем бы я занималась… Знаете, это для меня стыд и позор, но я очень мало читаю и смотрю кино последнее время. Хочется завести себе какую-нибудь фазенду, уехать туда, обложиться книгами, дисками – и наслаждаться, читать, вникать. Так сейчас никто не живет, и мне от этого очень грустно. Мне кажется, есть истины про тебя и про мир, которые только в таком ритме можно услышать.

Беседовала: Светлана Евсюкова, «Женский журнал»

Досье

Родилась в Киеве 29 декабря 1979 года.

Занималась музыкой и танцами – от народных до аргентинского танго.

Училась в Киевском областном училище культуры и Киевском государственном университете театра, кино и телевидения им. И. Карпенко-Карого на курсе Николая Рушковского.

Выступала на театральном фестивале в Эдинбурге в спектакле-мюзикле «Закон танго» по произведениям Борхеса, Кортасара, Неруды и Пьяццоллы.

Лауреат театральной премии «Киевская пектораль».

Дебютировала на TV в сериале «Завтра будет завтра» (2003).

Работает в Новом драматическом театре на Печерске.